Какие задачи решает «Сервис импортозамещения» и какие IT-системы являются приоритетными в финансовом секторе? Эти и многие другие темы ведущие ТВ-программы «Финтех драйв» Марина Стешина и Владимир Залеский обсудили с заместителем руководителя дирекции развития бизнеса ЭТП ГПБ Ксенией Городничевой и руководителем департамента продуктового развития ЭТП ГПБ Станиславом Никоновым.

Владимир Залеский, ведущий программы и управляющий партнер FIS: Сегодня мы поговорим о финансовых технологиях, цифровизации, разберем различные рыночные вызовы и достижения. Мой первый вопрос: насколько нам известно, в этом году компания ГПБ презентовала сервис импортозамещения для заказчиков и производителей. Как Вы оцениваете успешность этой площадки в качестве финансового маркетплейса?

Станислав Никонов, руководитель департамента продуктового развития ЭТП ГПБ: Об успехе сервиса импортозамещения в первую очередь скажут цифры. Потому что за эти 6-7 месяцев с момента его запуска мы увидели достаточно большую активность, то есть это более 1 000 000 посещений отдельными пользователями, это более 90 000 позиций, которые были проданы российским заказчикам, позиции российского производства. Мы увидели оборот более, чем 20 000 000 000 рублей.

Владимир Залеский: За какой срок? За год?

Станислав Никонов: С момента запуска сервиса импортозамещения. Мы запустили его в марте, как раз 8 марта, в праздничный день. Тогда нам поступил звонок от коллег из Минпромторга с такой стратегической задачей, которую мы успешно с коллегами реализовали.

Владимир Залеский: Как эволюционировал этот сервис? Когда пришла идея его запустить?

Станислав Никонов: Сервис импортозамещения стал продолжением большой работы, которую мы начали делать еще в 2013 году. Он запустился в том виде, в котором мы его наблюдаем сейчас, от бизнеса, от задач группы компаний Газпром. И, соответственно, в 2015 году мы совместно с Фондом развития промышленности интегрировали его в Государственную информационную систему промышленности, начали с помощью этого сервиса собирать и описывать продукцию российского производства, обеспечивать эти позиции, этот каталог активным бизнесом, бизнес-процессами, закупками, торговлей. С помощью такого совместного вложения компетенций, ресурсов и сил мы смогли довести его до точки, когда в нужный момент он смог превратиться в сервис импортозамещения и показывать те результаты, о которых я говорил чуть ранее.

Марина Стешина, директор по развитию FIS: Электронная торговая площадка Газпромбанка — это не только площадка, на которой покупатели находят продавца, и наоборот, продавец находит покупателя. Это, в том числе и финансовый сервис, который вы предоставляете вашим участникам. Ксения, к Вам вопрос как к человеку, который отвечает за продуктовую составляющую. Как вы считаете, в чем секрет успеха вашей торговой площадки именно как финансового маркетплейса? И что пользователи в первую очередь ценят при его использовании?

Ксения Городничева, заместитель руководителя дирекции развития бизнеса ЭТП ГПБ: Мы фактически представляем собой экосистему и спектр услуг, поэтому сервис для заказчиков и поставщиков, которые оперируют на нашей площадке, безграничен. У нас, помимо финансовых сервисов, есть еще много чего интересного. Если мы говорим о финансовом сервисе, то маркетплейс, конечно, ориентирован больше на поставщиков и подрядчиков, на предприятия малого и среднего бизнеса, которые, действительно, нуждаются, особенно в текущей ситуации в дополнительной поддержке. И вот та клиентоориентированность, которая у нас есть, она обеспечивает наш максимальный успех, потому что у нас финансовый маркетплейс — это квинтэссенция клиентского подхода и технологий. Здесь есть и люди, и та максимальная сервисная модель, которая поддерживается теми финансовыми технологиями, которые существуют на рынке.

Владимир Залеский: И это все онлайн?

Ксения Городничева: По-разному. Хороший вопрос. Действительно, у нас на маркетплейсе представлены разные продукты, которые требуют очень разного подхода. Какие-то технологии подразумевают высокую скорость, соответственно, это полная автоматизация, это онлайн. Где-то у нас достаточно большое участие человеческого ресурса. Скажу честно, мы этим гордимся, потому что каждый наш клиент получает клиентского менеджера.

Владимир Залеский: То есть возникает некая персонализация под каждого клиента, который изъявил желание воспользоваться этим сервисом? Фактически там, где не подразумевается работа только с автоматизированными сервисами, там у вас еще под каждого клиента закрепляется свой клиентский менеджер, который в дальнейшем ведет этого клиента до успешной точки получения результатов?

Ксения Городничева: Абсолютно верно. Мы таким образом достигаем максимального количества удовлетворенных клиентов. Потому что экспертная оценка, те автоматические технологии, скоринговые техники, которые мы используем, приводят к тому, что клиент получает максимум реализации своих потребностей. Не все наши компании, особенно, когда это предприятия малого бизнеса, имеют большие финансовые отделы, имеют хорошие ресурсы в части автоматизации, в части доступа к банковским технологиям. И из-за того, что спектр наших финансовых поставщиков и подрядчиков очень высок, мы работаем не только с банками, мы работаем с лизинговыми и факторинговыми компаниями, с микрофинансовыми организациями. Таким образом, мы закрываем практически все потребности, которые есть при осуществлении каждодневной бизнес-активности малого и среднего бизнеса.

Марина Стешина: Я так понимаю, что у вас есть гарантия, есть кредиты, факторинг. Можете еще назвать ряд финансовых продуктов, которые у вас представлены в финансовом маркетплейсе?

Ксения Городничева: Спектр продуктов охватывает всё. То есть наша задача – закрыть потребности бизнеса максимально. У нас есть юридическое сопровождение и бухгалтерский учет. Мы можем организовать и дополнительные возможности по электронному документообороту. Но, безусловно, вы правы, что так как мы все-таки электронная торговая площадка и сами по себе создаем потребность в некоторых финансовых продуктах, то основополагающими являются банковские гарантии, которые зачастую необходимы при организации конкурентных процедур. Соответственно, это кредитование, без которого, мне кажется, очень сложно сейчас обойтись, это факторинг, это лизинг. И по сути лизинг и факторинг являются такими субститутами для прямого кредитования — что помогает, если ты не всегда можешь получить кредит, ты можешь получить факторинг, лизинг и, соответственно, закрыть свою потребность в этом финансовом рычаге.

Станислав Никонов: Я дополню ответ тем, что мы также создали платформу динамического дисконтирования. Мы создали факторинговую платформу. Сейчас у нас запускается своя биллинговая система, которую мы также планируем не только использовать внутри, но и продвигать на внешние рынки. Поэтому в этом направлении мы стараемся замкнуть цикл экосистемы собственными сервисами и разработками. Тем более, что сейчас мы стоим на пороге такого перешагивания истории с импортозамещением. Ее пора, действительно, двигать вперед.

Владимир Залеский: У меня как раз в этом ключе следующий вопрос. Вот если мы говорим про IT-системы, про импортозамещение, то какие, на ваш взгляд, сегодняшние IT-системы являются приоритетными для нашего финансового сектора?

Станислав Никонов: Ну, это такой довольно сложный вопрос. Я бы на него вот так ответил: каждый бизнес в любом случае должен сам управлять своими моделями риска. То есть в зависимости от того, как бизнес управляет своими данными, у него возникают сложности с теми или иными системами. Например, мы как компания, которая занимается ИТ-разработкой, понимаем, что у нас в нашей среде разработки существует достаточно много иностранных компонентов. В том числе базы данных и так далее. Поэтому мы для себя понимаем, что нужно отдельные истории поэтапно заменять, возможно, своими какими-то собственными разработками, а возможно, использовать те наработки, которые есть на российском рынке. При этом с точки зрения финансового сектора, это система управления базами данных, и это, наверное, система безопасности в первую очередь. Потому что, конечно, управление таким большим массивом стратегически важной информации должно быть максимально защищенным от внешнего воздействия, с которым, в принципе, и мы как IT-компания, имеющая какие-то облачные решения, сталкиваемся на ежедневной основе.

Владимир Залеский: Какой у вас процент собственных разработок и разработок, программных решений, которые вы берете с рынка?

Станислав Никонов: Да. Здесь, наверное, окунусь в историю. Наши основные продукты, с которыми мы начинали, это были рыночные продукты, которые мы купили. Но, по сути дела, сейчас мы изменили их более, чем на 90%, поэтому, наверное, можно считать их собственными решениями. При этом мы сейчас стараемся чаще запускать собственную разработку. Если в процентном отношении, то, наверное, где-то паритет мы уже на текущий момент удерживаем. Дальше мы стараемся заменять купленные отечественные решения и западные решения собственными разработками.

Марина Стешина: Ксения, каким образом у вас создается финансовый продукт? С чего он начинается? Могли бы вы рассказать, какую-нибудь историю успеха? Вот вы, например, придумали какой-то финансовый сервис или финансовые продукты, и какие у него основные стадии реализации? Как вы считаете, например, вот этот финансовый продукт подходит для вашей целевой аудитории или нет?

Ксения Городничева: Как я уже упомянула, у нас спектр продуктов очень разный. Наверное, самая актуальная история является упомянутой Стасом платформа и платформа для динамического дисконтирования. Вместе с тем есть продукты, которые мы реализуем посредством привлеченных финансовых поставщиков. И понятное дело, что технологии разные. Если мы говорим о готовых каких-то решениях, которые мы привлекаем для наших предприятий, то здесь мы смотрим на клиента, его глазами, чтобы сервис был максимально комфортный, максимально удобный за рыночную стоимость. Потому что в отличие от каких-то других компаний, которые предлагают такие услуги и зарабатывают на наших клиентах, мы не хотим зарабатывать на наших клиентах, мы хотим, чтобы им было удобно участвовать в торгово-закупочной деятельности, чтобы им было удобно решать свои проблемы.

Мы выбираем таких поставщиков, которые обеспечивают эти клиентские 3 кита: скорость, стоимость и технологичность. А если говорить о создании своего собственного финансового продукта, таком, как факторинговая платформа динамического дисконтирования, то мы проанализировали наличие потребности, поняли, что потребность не удовлетворена текущими продуктами, соответственно, привлекли отличную команду. Я считаю, что, прошу прощения, что это так звучит, но у нас, действительно, очень хорошие специалисты, которые являются экспертами в этой области. Они провели анализ той потребности, разложили ее просто по паззлам и сделали тот продукт, который объединяет все достоинства и устраняет все недостатки существующих. Честно говоря, я считаю, что мы сделали одну из лучших факторинговых платформ динамического дисконтирования. Но продукт пока инновационный. То есть мы не можем похвастаться очень большим кругом заказчиков этого продукта в настоящий момент. Но первые релизы, которые пошли, демонстрируют то, что продукт является, действительно, востребованным, интересным, причем для всех сторон.

Владимир Залеский: Какая у вас стратегия? Хочется понять цели, к которым идет компания.

Станислав Никонов: В первую очередь, хочется сказать, что нам в этом году исполнилось 10 лет. Поэтому мы сейчас открываем стратегию второго десятилетия нашего существования, что очень важно. Конечно, открытие не самое простое с точки зрения ситуации, но при этом, конечно же, у нас есть утвержденная стратегия. Мы двигаемся в нескольких направлениях. Первое — это все, что касается нашей основной деятельности от федерального оператора, государственных закупок, закупок госкомпаний, корпоративных клиентов и развитие этой цепочки сервисов, связанных с закупками, около закупочными сервисами. Второе направление — это все, что касается создания платформенных решений в рамках национальных проектов по цифровизации. Сейчас мы активно двигаемся в сторону недропользования, что поддерживается, в том числе и Газпромбанком в рамках концессий по созданию единой информационной системы лицензирования. И, соответственно, третье направление — это все, что касается заказной разработки, так как мы являемся группой компаний, у нас есть отдельное юридическое лицо, которое, по сути, занимается исключительно разработкой таких заказных продуктов. Поэтому мы пытаемся и в корпоративном сегменте участвовать в процессах автоматизации бизнес-процессов, и разрабатывать отдельные решения в соответствии с теми требованиями, которые сейчас перед бизнесом встают. Поэтому я бы поделил нашу стратегию на эти три составляющих.

Владимир Залеский: Исходя из того, что вы IT-компания, продукты, которые вы разрабатываете, сфокусированы для обслуживания собственной структуры, то есть структуры Газпромбанка и аффилированных с ним лиц, или что-то вы готовы выводить на рынок?

Станислав Никонов: Здесь, наверное, с одной точки зрения, да, только немножко шире возьму группу компаний Газпром. У нас есть один из наиболее успешных последних продуктов, который стал, по сути, национальным цифровым решением. Это единый портал газификации, который мы разработали совместно с ПАО Газпром, с «Газпром межрегионгаз» и при поддержке правительства России. Сейчас этот портал интегрирован с такими решениями, как ЕСИА, СМЭВ, а также с МФЦ и уже обрабатывает огромное количество заявок по всей России на газификацию, то есть абсолютно не связанный с нашим текущим бизнесом проект, который показал свою эффективность в рамках группы компаний и сейчас обретает все большие масштабы.

Также у нас есть ряд решений, которые мы реализовываем именно для конкретных заказчиков с точки зрения их корпоративной инфраструктуры, то есть решаем внутренние задачи бизнеса. При этом все, что касается, как вы сказали, рыночных портальных решений, здесь есть ряд проектов, они лежат в плоскости глобальной трансформации, которая в цифровой трансформации России намечена на долгие годы вперед. Такие портальные решения мы тоже создаем, планируем создавать и видим в этом, наверное, одну из основных перспектив. С точки зрения стратегии, это важно, потому что наш основной бизнес — федеральный уровень закупок госкомпаний, государственных закупок и так далее — это регулируемые виды деятельности. И мы прекрасно понимаем, что там могут быть абсолютно разные ситуации. Долгосрочные риски всегда имеют неопределенный характер, поэтому однозначно мы диверсифицируемся, создаем рыночные решения, пытаемся их монетизировать. Но при этом основная наша задача — это все-таки двигаться от бизнеса. То есть понимать, что нужно, когда нужно и вкладываться в подобного рода проекты.

Марина Стешина: Действительно, очень интересно, масштабно. Вот если мы говорим про планы цифровой трансформации, могли бы рассказать, какие у вас ближайшие стоят планы в рамках вашей электронной торговой площадки?

Станислав Никонов: Первая задача, которая сейчас встала перед нами, и я перед многими компаниями, которые поддерживают такую стратегическую инфраструктуру цифровую — это импортозамещение отдельных компонентов внутри собственных IT-решений. Это, наверное, первоочередное, с чем мы столкнулись в этом году, и сейчас активно инвестируем не только в собственные какие-то решения, но и, как я уже говорил, в решения российских производителей, вендоров программного обеспечения. Такая задача №1, а задача №2 — все-таки создавать какие-то платформенные решения, которые сейчас будут оцифровывать те или иные отрасли, которые сейчас находятся на зачаточной с точки зрения цифровизации стадии развития. И подобные проекты мы уже ведем. Планируем, что до конца года ряд из них уже появится на всеобщем обозрении. При этом есть еще понимание того, что ресурс наш на следующий год тоже забит подобного рода решениями. Однако текущая ситуация может так или иначе на этот процесс повлиять, пересмотреть, переосмыслить финансовые модели и потребность в реализации подобных цифровых решений. Поэтому концентрируемся сейчас исключительно на тех проектах, которые у нас стартовали в этом году и потихонечку просчитываем риски по будущим решениям, которые мы закладывали на последующие один, два, три года.

Владимир Залеский: Ваша IT-составляющая из года в год численно, экстенсивно растет? Есть какой-то рост? Он в количестве людей запланирован кратно или иначе? Или вы все-таки стараетесь больше обращать внимания на качество и оставлять, условно, компактную группу разработчиков в виде IT-подразделений или IT-компании и внутри правильно управлять приоритетами?

Станислав Никонов: Исторически мы экстенсивно прирастали. В первую очередь это все, что касалось разработки аналитики и тестирования. И сейчас группа компаний насчитывает уже более 600 человек. Хотя в 2015 году было чуть больше сотни. За это время приросли достаточно быстро и масштабно. Но сейчас встал как раз вопрос управления качеством этой разработки, потому что мы понимаем, что в этом сейчас залог успеха будущих проектов.

Владимир Залеский: Какими ключевыми принципами ведения проектов вы руководствуетесь? Можете какой-нибудь пример привести наиболее успешного проекта и как вы его успешность отследили? Какие у вас есть критерии эффективности?

Станислав Никонов: Мы всегда «жили от бизнеса» и появились, и родились мы в 2012 году, ровно 10 лет назад, только от бизнеса. Когда появилась потребность, мы на это создали решение, и стараемся двигаться в том же направлении. Как показала наша практика, создание чего-то от продукта, от нашей какой-то внутренней идеи реже приводит к успехам, нежели, чем наша привычная модель. Что касается самого процесса управления проектами, то здесь мы живем по принципу Agile, в том числе ведем разработку в таком режиме и стараемся меняться в случае, если меняется какая-то среда. Еще на что бы обратил внимание — мы все-таки стараемся комплексно подходить к реализации проектов. Когда мы понимаем, что есть какая-то бизнес-задача – корпоративная, она отраслевая, более глобальная – мы понимаем, что это не просто разработка, это и создание каких-то нормативных документов. Это перестройка бизнес-процессов, как внутри уже корпоративного бизнеса или, там каких-то федеральных органов исполнительной власти. Мы стараемся комплексно решать задачу не просто IT-технологии, но еще и обеспечивать необходимые изменения бизнес-процессов и все, что связано с бумагами, которые это все регламентируют.

С точки зрения успешности, хотелось бы отметить портал газификации, потому что для нас это действительно федерального масштаба большой проект, который, вообще, никак не относился к той деятельности, которую мы вели все это время. Но при этом у нас есть еще и локальные проекты. Например, один из них — это цифровизации аукционов на право пользования недрами. Тоже не совсем близкий к нам с точки зрения отрасли, но близкий с точки зрения самого процесса. Вот здесь как раз мы подошли комплексно, помогли коллегам с формированием нормативных документов и, соответственно, обеспечили цифровизацию этих процессов. Сейчас это уже привычная для всех площадок история, где все восемь федеральных операторов могут такие аукционы проводить, что сейчас и происходит.

Марина Стешина: Ксения, как вы считаете, что вашим пользователям нужно сделать для того, чтобы стать более эффективными и чем им помогает ваша площадка, с одной стороны, и с другой стороны, цифровая трансформация? С чем это связано? Потому что мы здесь не только общаемся на тему ваших каких-то успешных реализованных проектов и кейсов, и какие вы заметные на рынке, но и в том числе для наших телезрителей. Очень многие хотели бы услышать некий совет. Что в текущих реалиях, как вы считаете, нужно делать вашим пользователям, в первую очередь малому и среднему бизнесу, с точки зрения того, чтобы быть эффективными в текущих условиях?

Ксения Городничева: Станислав уже обозначил, что мы закрываем практически все потребности разных видов бизнеса и крупных, и крупнейших, и федерального уровня предприятий, и малого, и среднего бизнеса. Поэтому, мне кажется, мы здесь универсальны. То есть мы можем помочь даже как компания, которая реализовывает IT-услуги, в организации сервисов и внутренних бизнес-процессов. И мы это делаем, действительно, и делаем это успешно. Если мы вернемся в сторону малого и среднего бизнеса, который ближе ко мне, могу сказать, что в текущих условиях, очень тяжело переходить на полную автоматизацию, полную цифровизацию. Так как не все предприятия сейчас обладают соответствующим ресурсом. Опять же Станислав упомянул, как мы развивались как площадка. Но у нас немножко другие возможности. Когда у вас малый бизнес, то, понятное дело, что каждая копейка на счету. И здесь мы можем просто стать некими руками, дополнительными возможностями для компаний, помогать им, в том числе обычными технологиями, в том числе теми сервисами, которые реализованы у нас на площадке в виде каких-то комплементарных услуг. Поэтому здесь я бы сказала, что у нас есть еще какая-то, мне кажется, альтруистическая миссия помогать. Не просто делать какие-то интересные вещи, именно финтех, но и сохранять именно какое-то такое человеческое лицо.

Обсудить идею или проект

Ответим уже сегодня